The Economist (Великобритания): битва за ближневосточный рынок вооружений накаляется

The Economist (Великобритания): битва за ближневосточный рынок вооружений накаляется

Макеты военной техники на Dubai Airshow 2019.Источник изображения: © РИА Новости, Александр Мельников

Российские, китайские компании хотят отвоевать долю рынка у западных оружейных гигантов. Хотя многие из российских комплексов не могут сравниться с лучшими европейскими или американскими образцами, по мнению экспертов, «они достаточно хороши» и намного дешевле.

Поток иностранных вооружений на Аравийский полуостров, по сути, начался 150 лет назад. Когда европейские армии приняли на вооружение заряжаемые с казенной части винтовки, то накопленные на складах устарелые виды оружия оказались лишними. Конфликты между арабскими племенами представляли собой готовый рынок для устарелого оружия. Сочетание хронической нестабильности этого региона и богатых запасов нефти продолжают подпитывать продажи оружия. Большая часть поставок вооружений все еще приходит с Запада. Однако зыбучие пески геополитики освободили место и для других производителей.

В ноябре прошлого года на авиашоу в Дубае Виктор Кладов из Ростеха, государственной компании, занимающейся экспортом продукции российских оборонных предприятий, в беседе с корреспондентом журнала «Экономист» отметил, что российский экспорт вооружений на Ближний Восток достиг пика и составил 13,7 миллиарда долларов в 2018 году. С откровенностью, не свойственной его отрасли, г-н Кладов приписал это готовности России продавать большинство образцов оружия большинству людей.

На самом деле, европейцы и американцы могут испытывать сомнения, когда речь идет о направлении определенных видов оружия в те места, которые имеют смешанный послужной список в области прав человека. Война в Сирии, по словам г-на Кладова, предоставила возможность «продемонстрировать» российское оружие. Похожая ситуация с китайскими фирмами — они не испытывают никаких ограничений и пытаются занять место для себя. И страны Ближнего Востока очень хотят создать свою собственную оборонную промышленность. Битва за самый быстро растущий рынок вооружений, судя по всему, начинает разгораться.

Державы войны

Крупные западные оборонные фирмы, в основном, полагаются на свои внутренние рынки и рассчитывают именно там обеспечить себе продажи и прибыль. Экспорт обеспечивает менее трети дохода для компании «Локхид Мартин» (Lockheed Martin), крупнейшего производителя вооружений. Однако глобальный экспортный рынок является значительным — и становится еще больше. Стокгольмский международный институт по изучению проблем мира (Stockholm International Peace Research Institute — SIPRI) оценил его размеры в 2018 году в 100 миллиардов долларов. Получаемая за границей прибыль позволяет смягчить сокращение местного оборонного бюджета, а также помогает осуществлять гигантские инвестиции, требуемые для реализации больших проектов.

Растущая доля этих доходов приходит с Ближнего Востока. В период с 2014 года по 2018 год этот регион получил треть мирового экспорта вооружений, уступив по этому показателю только Азиатско-Тихоокеанскому региону (данные SIPRI). Страны Ближнего Востока импортировали в указанный период на 87% больше оружия, чем за предшествующие ему пять лет. В 2018 году Саудовская Аравия с гордостью сообщила о том, что потратила 68 миллиардов долларов на военное оборудование, и это больше затрат любой другой страны, за исключением Америки и Китая. Объединенные Арабские Эмираты оказался на седьмом месте в период с 2014 года по 2018 год, а Катар и Оман, маленькие государства, вошли по этому показателю в первую двадцатку.

Масштабный рынок производителей вооружений Америки (на ее внутренний рынок приходится 36% глобальных расходов на оборону) занимает доминирующее положение в этой отрасли. Если учитывать объемы продаж, то из 20 крупнейших оборонных фирм лишь 8 не являются американскими. Экспорт американской промышленности в этой области в период с 2014 года по 2018 год составил 36% от глобального экспорта (данные SIPRI). На страны Ближнего Востока пришлось более половины американского экспорта в этот период, а также 60% британского, 44% французского и 25% немецкого. В 2018 году Ближний Восток обеспечил 3,6 миллиарда или 7% прибыли компании «Локхид Мартин». Фирма «Рэйтеон» (Raytheon), четвертая в списке крупнейших производителей вооружений, 15% своей продукции продала в этом регионе (включая Северную Африку), а в денежном выражении ее поставки составили примерно 4 миллиарда долларов.

Большая часть денег Ближний Восток тратит на военно-воздушные силы. Покупка, оснащение оружием и обслуживание боевых истребителей представляют собой затратное дело, и на эту область в прошлое десятилетие пришлось примерно 2/3 глобального экспорта. Саудовская Аравия занимает восьмое место в мире по количеству боевых самолетов. В 2011 году был подписан контракт на приобретение 84 новых истребителей F-16 и модернизацию 70 существующих самолетов, а общая его стоимость составляет 24 миллиарда долларов. Эти деньги получит компания «Боинг», а также ее поставщики, включая «Рэйтеон» и британскую фирму BAE Systems. В 2007 году эта фирма продала этому пустынному королевству 72 истребителя «Тайфун» (Typhoon) в рамках сделки, объем которой составил, как говорят, около 7 миллиардов долларов (британская фирма хотела бы продлить существующий контракт). Кроме того, Саудовская Аравия приобрела противоракетные комплексы у компаний «Локхид Мартин» и «Рэйтеон».

Однако есть такие вещи, которые американские фирмы не хотят — или не могут — продавать. Международные соглашения в области вооружений, участником которых являются Соединенные Штаты, запрещают его подписантам экспортировать баллистические ракеты, а также определенный виды крылатых ракет и боевые беспилотники. Китай, который не является участником этих соглашений, не сталкивается с подобного рода ограничениями. Когда-то Пекин ограничивался поставками стрелкового оружия коммунистическим революционным движениям, а сегодня является одним из самых крупных в мире поставщиков вооружений.

Полет дракона

Такие стратегические соперники как Индия (второй в мире импортер вооружений после Саудовской Аравии) не будут притрагиваться к китайским товарам. Однако китайские производители оружия совершают набеги на Африку и Ближний Восток, особенно в области боевых дронов. Хотя китайские беспилотники, судя по всему, не являются такими продвинутыми, как американские, они могут оказаться столь же эффективными — в 2018 году Объединенные Арабские Эмираты использовали беспилотник китайского производства для ликвидации лидера повстанцев-хуситов в соседнем Йемене, где они ведут борьбу с мятежниками в составе возглавляемой Саудовской Аравией коалиции. А стоят китайские дроны в четыре раза дешевле.

Питер Наварро (Peter Navarro), советник президента Дональда Трампа по торговле, пожаловался, что беспилотник Wing Loong II, производимый фирмой Chengdu Aircraft Industry Group, явно представляет собой копию дрона Predator американской компании General Atomics. Беспилотники Rainbow ch-4, разработанные китайской фирмой China Aerospace Science and Technology Corporation, очень похожи на меньший по размеру дрон Reaper компании General Atomics. Г-н Трамп попытался снять ограничения на экспорт некоторых американских моделей. В любом случае подобные сделки, по мнению Питера Веземана (Pieter Wezeman) из SIPRI, позволяют Китаю устанавливать отношения в этом регионе и прокладывать путь к продажам в будущем других видов вооружений. У Катара уже имеются баллистические ракеты китайского производства.

Россия, где внутренние продажи снижаются с 2016 года, тоже стремиться иметь больше покупателей на Ближнем Востоке. Как и в случае с китайскими образцами, ее оружие намного дешевле, и, кроме того, оно предлагается без каких-либо условий. Хотя многие из российских комплексов не могут сравниться с лучшими европейскими или американскими образцами, «они достаточно хороши», как считает один источник, имеющий непосредственное отношение к этой области.

Российским фирмам еще только предстоит совершить попытку прорыва на прибыльный рынок Персидского залива. На ярмарке в Дубае приветливый г-н Кладов, похоже, был очень заинтересован и в продвижении невоенных товаров — таких как система хранения вина, изготовленная из применяемых в военной отрасли материалов, или катеров на подводных крыльях, производимые концерном «Калашников». Однако русские поставляют более смертоносные товары Египту, который временно лишился поставок из Соединенных Штатов после военного переворота в 2013 году, а также Сирии и Ираку. По данным российского правительства, Москва ведет переговоры о продаже боевых истребителей Су-35 Объединенным Арабским Эмиратам (хотя летчики из Эмиратов, вероятно, предпочитают иметь более современные F-35 и, возможно, их получат). Саудиты ведут переговоры о покупке зенитно-ракетных комплексов С-400, производимых российской компанией «Алмаз-Антей». Америке не понравится, если саудовское королевство обратится к России по этому поводу. Когда Турция (союзник по НАТО) согласилась приобрести комплексы С-400, Америка в ответ отказалась продавать Анкаре истребители F-35.

Судя по всему, китайские и российские фирмы намерены воспользоваться эмбарго на поставку оружия, которое некоторые страны Северной Европы ввели в отношении Саудовской Аравии из-за ее методов ведения военных действий в Йемене, а также из-за убийства журналиста-диссидента. Германия запретила поставку в Саудовскую Аравию оружия, произведенного в стране, разработанного с участием немецких фирм или имеющего немецкие компоненты. Правительство Канады находится под давлением внутри страны, поскольку от него требуют отказаться от контракта в объеме 11 миллиардов долларов о поставке в Саудовскую Аравию бронемашин, произведенных компанией «Дженерал дайнэмикс» (General Dynamics). Британия приостановила выдачу новых лицензий на продажу оборудования, которое возглавляемая Саудовской Аравией Коалиция может использовать в Йемене. Возможно, это затронет сделку компании BAE в размере 5 миллиардов фунтов (6,5 миллиарда долларов) по продаже дополнительной партии истребителей «Тайфун».

Новая угроза для доминирования Запада может прийти со стороны самих импортеров. Крупные оборонные контракты обычно связаны с образованием совместных предприятий с местными компаниями. По мнению Люси Беро-Сюдро (Lucie Béraud-Sudreau) из Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies), это позволяет потребителям самим разрабатывать образцы вооружений. Австралия, Пакистан, Южная Корея и Турция — все они с нуля создали свою оборонную промышленность, подчеркивают эксперты консалтинговой фирмы Strategy&, и частично это происходит из-за компенсаций, но также в результате политики, направленной на оказание помощи местным производителям.

На шоу в Дубае Объединенные Арабские Эмираты представили Edge, консорциум из 25 оборонных фирм. Saudi Arabian Military Industries, еще одна национальная группа, была образована в 2017 году. Саудиты хотят локализовать половину своих расходов на вооружения к 2030 году — с 2% в 2017 году. Они привлекают иностранных управленцев и экспертов. Китай построил там завод по производству дронов, а компанией Saudi Arabian Military Industries управляет немец. Пройдет еще какое-то время, прежде чем местные компании смогут составить конкуренцию западным гигантам. Однако те времена, когда Запад мог продавать шейхам устарелые мушкеты, уже не вернутся.

Редакционная статья

Права на данный материал принадлежат ИноСМИ
Материал размещён правообладателем в открытом доступе
Оригинал публикации

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ВПК.name

Источник: vpk.name